Вторник, 21.11.2017, 18:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Работы учащихся [0]
Методическая копилка [12]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 83
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей истории МОУ гимназии №8
    Главная » Статьи » Методическая копилка

    Дети военной поры

    Мы дети блокады.

    Мы живы и рады,

    Что бог не оставил в беде.

    В кружок соберемся,

    Теснее прижмемся -

    Блокада в тебе и во мне.

    Мы тяжко страдали,

    Пощады не знали -

    Блокадой испытывал враг.

    Горбушки нам снились,

    В нас чувства теплились,

    А душу окучивал враг.

    Голодная смерть нас уже накрывала

    Холодным и черным крылом.

    Но чудом спаслись мы

    Из страшного ада

    И память об этом несем.

    Цель:

    1. Познакомить учащихся младших классов с художественной летописью Великой Отечественной войны.
    2. Способствовать воспитанию уважения к подвигам своего народа.

     Ведущий (библиотекарь):

    В этом году наша страна отмечает 60-ти (62)летие  победы в Великой Отечественной войне. Война обрушилась на нашу страну внезапно, в теплую летнюю ночь, 22 июня 1941 года в школах заканчивались выпускные вечера. Расставаясь до следующего дня, вчерашние девчонки и мальчишки еще не знали о беде. Они объяснялись друг другу в любви, желали счастья, мечтали об интересной, самостоятельной жизни. Война перечеркнула сразу все. (Фонограмма песни Б.Окуджавы «До свидании, мальчики!»

              Война обрушилась на детей так же, как и на взрослых, - бомбами, голодом, холодом, разлуками.

              О том, как вели себя дети в тяжелейших ситуациях, как боролись с врагом, трудились в тылу – мы попробуем сегодня рассказать.

    Видеофильм «Блокада» часть 1.

    Ведущий: Директор карантинного детского дома Раиса Львовна Верник писала:

    «Дети попадали к нам истощенные, слабые. Некоторых приносили на носилках. Их надо было подкрепить. Дети получали мандаринные и лимонные соки, шоколад и гранаты, яблоки и сухофрукты. Но дети нуждались в восстановлении не только физического здоровья, но и духовная. Страшные тени пожарищ и бомбежек еще долго преследовали их. Они были молчаливы и замкнуты. Здесь даже самые лучшие лекарства не помогали. Только заботой и лаской можно было растопить их сердца.

    Видеофильм «Блокада» (зима – елка) часть 2.

    «Много хлопот, доставляла детская обувь…Ребятишки иногда по нескольку дней, а то и недель    не    разувались.     Одни    чтоб    ботинки,   сапожки    не    пропали,    другие    по неумению, и теперь обнаруживались признаки обморожения или, того хуже, гангрены.»

    Майор привез мальчишку на лафете,

    Погибла мать, сын не простился с ней.

    За десять лет на том и этом свете

    Ему зачтутся эти десять дней.

     

    Его везли из крепости, из Бреста.

    Был исцарапан пулями лафет.

    Отцу казалось, что надежней места

    Отныне в мире  для ребенка нет.

     

    Отец был ранен, и разбита  пушка

    Привязанный к щиту, чтоб не упал,

    Прижав к груди заснувшую игрушку,

    Седой мальчишка на лафете спал.

     

    За все  чем мы с тобою дорожили,

    Призвал нас, к бою воинский закон

    Теперь мой дом не там, где прежде жили,

    А там, где отнят у мальчишки он.

    (К.Симонов)

     

    Ведущий:  Дети- старички, безулыбчивые, молчаливые, вялые, все понимающие и ничего понимающие. Немцы, война, фашисты где то там, за городом, да и сама блокада оставалась шести-восьми-десяти летних детей понятием отвлеченным. Конкретным были темнота, голод, сирены, взрывы, - непонятно, почему, все это обрушилось на людей?

    Куда исчезла еда,  куда исчезли близкие.

              Мы говорили о малышах, а те, кто был старше быстро, взрослели. У малышей же детство прекращалось. Не просто было этим маленьким старичкам потом возвращаться в жизнь, в детство, к самим себе.

    В блокадных днях мы так и не узнали:

    Меж юностью и детством, где черта? 

    Нам в сорок третьем выдали медали

    И только в сорок пятом паспорта

    И в этом нет беды.

     Но взрослым людям, уже прожившим многие года,

    Вдруг страшно от того, что мы не будем 

    Ни старше, ни взрослее, чем тогда.

    (Ю. Воронов)

    Ведущий: Из дневника мальчика Юры Рябинкина:

    «Эх,  как хочется спать, спать, есть... А что еще человеку надо? А будет человек сыт и здоров ему захочется чего-нибудь еще… Месяц тому назад я мечтал о хлебе с маслом, с колбасой, а вот теперь уже об одном хлебе»

    Видеофильм «Блокада» часть 3

    Ведущий (обращаясь к плакату): Такие объявления висели во всех булочных Ленинграда:

     

    Норма выдачи хлеба на декабрь 1941 года

    Рабочим

    Служащим

    Иждивенцам

    Детям

    250 гр.

    125 гр.

    125 гр.

    125 гр.

                                                                                           

    Роковые 125 гр. Пепельно-чёрный кусок (спичечный коробок). Суточное, а иногда единственное пропитание.

    Дневник Миши Тихомирова:

    «Вообще мы все страшно похудели, в ногах и теле слабость, которая особенно чувствуется после пилки дров (даже очень не продолжительной), ходьбы и т.д. Тело всё время зябнет, пустяковые царапины, и ожоги не заживают очень продолжительное время». 

    «В его жизни произошло большое горе. Просидев у трупа матери, убитой осколком бомбы, две ночи, он с маленькой сестрёнкой Раей ушёл, куда глаза глядят. Раю нёс на руках, устал, измучился...Потом потерял её, скитался с пленными, которых угоняли немцы. Попав в детский дом, нашёл сестрёнку. Толя очень впечатлительный, глубоко всё переживает».

    Владимир Лифшиц:

     

    «Баллада о чёрством куске» (с.170-172)   

    По безлюдным проспектам оглушительно звонко

    Громыхала – на дьявольской смеси- трехтонка.

    Леденистый брезент прикрывал ее кузов –

    Драгоценные тонны замечательных грузов.

    Молчаливый водитель, примерзший к баранке,

    Вез на фронт концентраты, хлеба вез он буханки.

    Вез он сало и масло, вез консервы и водку,

    И махорку он вез, проклиная погодку.

    Рядом с ним лейтенант прятал нос в рукавицу,

    Был он худ. Был похож на голодную птицу.

    Казалось ему, что водителя нету,

    Что забрел грузовик на другую планету.

    Вдруг навстречу лучам – синим – синим, трепетным фарам –

    Дом из мрака шагнул, покорежен пожаром

    А сквозь эти лучи снег летел, как сквозь сито,

    Снег летел, как мука,- плавно, медленно, сыто...

    - Стоп! – сказал лейтенант.- Погодите, водитель,

    Я, сказал лейтенант,- местный все–таки житель.-

    И шофер осадил перед домом машину,

    И пронзительный ветер ворвался в кабину.

    И вбежал лейтенант по знакомым ступеням.

    И вошел. И сынишка прижался к коленям.

    Воробьиные ребрышки... Бледные губки...

    Старичок  семилетний в потрепанной шубке...

    Как живешь, мальчуган? Отвечай без обмана! ...

    И достал лейтенант свой паек из кармана.

    Хлеба черствый кусок дал он сыну: - Пожуй-ка,-

    И шагнул он туда, где дымилась буржуйка.

    Там, поверх одеяла, распухшие руки.

    Там жену он увидел после долгой разлуки,

    Там боясь разрыдаться, взял за бедные плечи.

    И в глаза заглянул, что мерцали, как свечи.

    Но не знал лейтенант семилетнего сына.

    Был мальчишка в отца, - настоящий мужчина.

    И когда замигал догоравший огарок,

    Маме в руки вложил он отцовский подарок.

    А когда лейтенант вновь садился в трехтонку,


    - Приезжай! – закричал ему мальчик вдогонку.

    И опять сквозь лучи снег летел, как сквозь сито,

    Снег летел, как мука, - плавно, медленно, сыто...

     

    Грузовик отмахал уже многие версты.

    Освещали ракеты неба черного купол.

    Тот же самый кусок – ненадкушенный, черствый –

    Лейтенант в том же самом кармане нащупал.

    Потому что жена не могла быть иною

    И кусок этот снова ему подложила,

    Потому что была настоящей женою,

    Потому что ждала, потому что любила.

    Грузовик по мостам проносился горбатым,

    И внимал лейтенант орудийным раскатам,

    И ворчал, что глаза снегом застит слепящим,

    Потому что он был настоящим.

    1942 г.

    Видеофильм «Блокада» (зима, начало)

    Ведущий: Маленькая Таня Савичева во время блокады вела дневник своей семьи. Всего лишь маленькая адресная книжка о родных и друзьях сделанная под соответствующими буквами алфавита. Запечатленное разрывающее душу свидетельство.

    (Зачитать дневник Тани Савичевой)

        И хотя ее удалось эвакуировать по дороге жизни – спасти, ее не удалось (от фатального последствия голода)

    Еще по ветру сажа пролетела

    И тлела неостывшая зола.

    Лежали груды неостывшего металла

    У черного, саженого села.

    Как будто хаты снесены потоком,

    Как будто горный здесь прошел обвал.

    В молчании зловещем и глубоком,

    Стервятник на снегу лежал.

    И только дети, горя не прощая,

    Как серны, осторожны и дики,

    Стояли рядом, детство забывая,

    Озябшие сжимая кулачки.                                     

    1942 г. Ираклии Абонидзе «Дети»

     

    Глаза девчонки семилетней,

    Как два померкших огонька.

    На детском личике заметней

    Большая, тяжкая тоска.

    Она молчит, о чем не спросишь,

    Пошутишь с ней – молчит в ответ,

    Как будто ей не семь, не восемь,

    А много, много горьких лет.

    Вдруг сразу, словно ветер свежий

    Пройдет по детскому лицу

    И оживленная надеждой,

    Она бросается к бойцу.

    Защиты ищет у него:

    - Убей их всех до одного!                                                          

    1942 г. Агния Барто

    Видеофильм «Блокада» (как учились в школе)

    Ведущий: Как учились и как учили в школе, если на всех был один букварь, один учебник, один задачник арифметики и один учебник грамматики?

    Без бумаги, мела, чернил, карандашей? А так и учили, с выдумкой и риском. Во – первых, партизаны возвращались с задания не с пустыми руками: кто обои несет, кто газеты, карандаши. Даже школьный звонок добыли. Да и сами ребята проникали за немецкие посты и собирали кое – что полезное для школы. А во – вторых, действовала изобретательская мысль. Ребята обнаружили залежи мела – теперь было чем писать на доске. Старшие вырезали для малышей из дерева шесть десятков комплектов букв азбуки и один – для учительницы, побольше из веточек и чурочек сделали большие стоячие счеты. Писали на бересте.

    Видеофильм «Блокада» (эвакуация)

     Опять война, опять блокада...

    А может, нам о них забыть?

    Я слышу иногда: «Не надо,

    Не надо раны бередить.

    Ведь это правда, что устали

    Мы от рассказов о войне.

    И о блокаде пролистали

    Стихов достаточно вполне».

    И может показаться: Правы

    И убедительны слова.

    Но даже если это правда,

    Такая, правда – не правда!

    Чтоб снова на земной планете

    Не повторилось той зимы,

    Нам нужно, что бы наши дети

    Об этом помнили, как мы!

    Я не напрасно беспокоюсь,

    Чтоб не забылась та война:

    Ведь эта память – наша совесть.

    Она, как сила нам нужна...

    Ю. Воронов.

    Используемая литература:

    1. Дети военной поры/ Сост. Э. Максимова.- 2- е издание., доп.- М.: Политиздат, 1988-320 с.
    2. Алесь Адамович, Даниил Гранин.Блокадная книга. М.: Независимое издательство «Пик», 2003-512с., ил.
    3. Священная война. Стихи о ВО войне, М.: Художественная литература, 1966.

    Данный урок имеет сильное эмоциональное воздействие на всех его участников. Стихи читают дети, но все должно быть хорошо выучено и прорепетировано.

     


    Категория: Методическая копилка | Добавил: Helga (03.05.2012)
    Просмотров: 1186 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Конструктор сайтов - uCoz© МОУ гимназия №8 им. Л.М. Марасиновой Рыбинск 2017